Региональное информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Зачем русских учить не по-русски

21.08.2017, 6:37      Новости Мурманска
Спецкор «Комсомолки» Владимир Ворсобин попытался понять, справедлив ли протест русских родителей в национальных республиках России против навязывания их детям в школах местных языков

«ЗАСТАВЛЯТЬ НЕДОПУСТИМО»

Исторические слова Владимира Путина повисли надвигающейся грозой в нежном летнем воздухе. 21 июля в Йошкар-Оле на Совете по межнациональным отношениям президент вдруг заметил:

- Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов.

Последняя фраза прозвучала как четкая команда. Отлитая в граните.

Тот, кто понял, о чем речь, схватился за голову. Кто от радости, кто от ужаса. А меня, бывшего школьного преподавателя русской литературы, фигурально выражаясь, чуть не разорвало. Внутренний учитель (бывших педагогов не бывает - их не задушишь, не убьешь) крикнул: ура!

Сколько нам, педагогам и родителям, терпеть? Сколько можно слушать всероссийский стон «Зачем моему русскому ребенку уроки языков нацменьшинств?!»

Помню одну из командировок в Республику Коми, где самих коми в местном населении меньше 24%, язык их почти исчез. И русские, которых тут 65%, искренне не понимают, почему их дети должны тратить два школьных часа в неделю на изучение этого языка. Они-то в чем виноваты?!

Конечно, такие разговоры неудобны. Даже постыдны. Родитель спохватывается, вспоминает, что он - человек в общем-то интеллигентный. Поймите меня правильно, говорит, я уважаю другие народы, их культуру, язык, но «ребенок и так перегружен»…

- Так и учите язык из уважения к нерусским народам, - предлагаю я. - К земле, на которой живете. Это же земля коми.

- Ну то, что Воркута - земля коми, это, прости, анекдот! - усмехнулся знакомый (а дело было действительно в Воркуте).

Впрочем, этот родительский стон мог бы остаться вечным. И учила бы тихо страна эрзянско-татарско-чувашско-марийско-якутский как обязательный. Да прозвучало вдруг путинское: «Заставлять учить неродной недопустимо».

И лично со мной случилась следующая шизофрения.

Пока я, бывший учитель, довольно потирал руки (если Минобр выполнит указание президента, то - педагогическая аллилуйя! - прибавится дополнительных учебных часов на русский язык и литературу, а значит, наши малочитающие оболтусы, живущие в своих мобильных телефонах, получат больше шансов одолеть ЕГЭ), во мне вдруг недовольно заворочался… мордвин. Точнее, та половина эрзянских генов, которая досталась от мамы, родившейся в самой (даже не спорьте!) лучшей деревне мира - эрзянском Семилее.

У внутреннего мордвина тоже была железная логика.

- Если не обязать учить в школах национальные языки, тогда и народ твой лет через 50 исчезнет вслед за языком, - предупредил он. - Ты возьмешь на себя ответственность? Ведь, может, именно сейчас ты, эрзянь ломань (мордовский парень), присутствуешь на наших похоронах?

Сын Екатерины Беляевой, переехавшей в Казань из Иркутска, к 8-му классу татарский так и не освоил...Фото: Владимир ВОРСОБИН true_kpru

«ПОДДАТЫЙ ГУСАР В КРЕМЛЕВСКОМ ПОЛКУ»

Казань. 5 утра. Звонок.

Боже! На том конце провода татарская тетушка из села Ижевка по имени Файя.

- Простите, - смущается, - вы еще спите?

Слышно, как за спиной Файи кричат петухи, мычат коровы. Ужасное для нас, городских, садистское трудовое утро.

- Я слышала, вы приехали к нам по поводу уроков татарского, - говорит. - Не могла удержаться, позвонила. Вы нас спасете? Напишите, пожалуйста, как же мы устали!

- Записываю имя, номер школы. Какой класс? - сонно нащупываю блокнот и вписываю очередного Колю или Машу, мучающихся на «ненужном» татарском. Правда, в этом случае был Ильяс.

Полсотни звонков за одни только сутки, что я в Татарстане. Мой номер телефона как-то просочился на местный родительский форум, и случилось виртуальное всетатарское родительское собрание. Мамаши меня настигали везде. Пришлось дистанционно вытирать слезы одним, слушать бесконечные монологи других, пытаться давать советы третьим…

Я прилетел в Казань накануне возможных скорых языковых перемен, даже не подозревая, насколько здесь все запутанно…

Из Москвы казалось - именно Татарстан спровоцировал Путина на идею «языковой свободы». Спровоцировал случайно. Политически неуклюже. И виной всему обычное татарское упрямство. Отхвативший в начале 90-х большой кусок суверенитета Татарстан - один из немногих регионов, что зачем-то пытаются отстоять доставшуюся от Ельцина квазинезависимость (ее тогда раздавали регионам в обмен на тишину и лояльность под лозунгом «берите, сколько сможете проглотить»).

Пусть сейчас татарский суверенитет скорее символический. Но на фоне вымуштрованного строя регионов Казань стала выглядеть, как поддатый гусар в Кремлевском полку. Нагловато.

Руководитель республики до сих пор называется президентом (единственный из глав республик РФ, не сложивший это сакральное звание), в паспортах жителей Татарстана - квазигражданство, красивые национальные вкладыши. И самое экзотичное - взаимоотношения с Москвой регулируются гордым межгосударственным (!) договором (добиться которого не смогла даже воинственная Чечня).

Договор истек 11 августа, и попытки Казани его продлить вызвали у федерального центра легкое раздражение. Дескать, почему статус Татарстана должен сильно отличаться от Свердловской области?

И тут - я почему-то в этом уверен - в качестве педагогической меры Москва вдруг вспоминает о единственном реально работающем законе суверенного Татарстана «О государственных языках», в котором строго указывается: «Татарский и русский языки как государственные языки Республики Татарстан изучаются в равных объемах».

Двадцать лет школьники учат языки по всей строгости татарской конституции - 6 часов в неделю русского и литературы и 6 часов - татарского.

Это прекрасно знало федеральное Минобрнауки. К этому давно все привыкли. А потом после слов Путина, мягко говоря, усомнившегося в необходимости заставлять учить неродной язык, местный министр образования Энгель Фаттахов ответил строго по татарской конституции: «Наша позиция такова - у нас два государственных языка, и любой родитель не против, если его ребенок владеет в совершенстве русским, татарским и еще английским языком».

Думаю, если бы Фаттахов представлял, что произойдет дальше, он бы этого не говорил.

«Что-о-о?! - заорали местные родители на татарских форумах. - Это мы-то не против?!»

А так как в этот момент в Казани нарисовался ничего не подозревающий я, злые родители тут же уволокли меня в свое подполье.

Дамир Исхаков свято верит - национальный язык республики на ее территории должны учить все...Фото: Владимир ВОРСОБИН true_kpru

РОДИТЕЛЬСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

То, что в Казани, Нижнекамске, Набережных Челнах (то есть в городах республики, где когда-то шли общесоюзные стройки и где преимущественно русское население) действует сплоченная группа родителей по борьбе со школьным предметом «татарский язык», - информация не для всех. Это знают Минобр, спецслужбы и, конечно, татарские националисты, старательно вычисляющие в интернете врагов - «русских шовинистов» и «фашистов», чтобы тут же свирепо их атаковать.

Под впечатлением от одной такой интернет-ссоры татарского националиста с родительницей школьника я даже написал ВКонтакте некоему супертатарину Амиру.

«Слушай, - говорю. - Чего напал на мамашу?! Ну не хотят учить они татарский… Даже татары, которые мне звонили, прости, не хотят».

«Язык должен сохраняться, - пишет он в ответ. - Мозг некоторых татар пропитан продажностью. Некоторые лижут задницу русским, идут на уступки. Надо с обрусевшими татарами работать, влиять на их патриотичность… А русские, считаю, должны изучать татарский язык, чтобы сохранялся язык и татарская нация».

Потому большинство блогов родительского сопротивления закрыты от посторонних.

- Не все родители бойцы, - пожимает плечами глава Общества русской культуры в республике Михаил Щеглов.

Щеглов - местная достопримечательность. Постоянный клиент прокуратуры, судов, полиции, единственный публичный русский националист в округе, автор первого и последнего митинга родителей против принудительного изучения татарского.

- Могут объявить на школьной линейке: дескать, Иванов не хочет учить татарский язык. Как не стыдно Иванову! - усмехается Щеглов. - Помню, был случай - одна из гимназий вдруг стала татарской. Русский язык сократили. Родители возмутились. Но никто не рискнул дать показания в прокуратуре.

За пару дней блуждания по родительскому подполью я стал мокрым от материнских слез. Кто-то ходил с тетрадками по татарскому языку по соседям, чтобы они хоть что-то перевели. Кто-то рассорился с учителями, и те, плюнув, просто ставили тройку ребенку принципиального родителя за одно лишь тихое сидение на уроке.

Среди них были и мои собратья-педагоги, пытавшиеся спокойно, рассудительно подойти к проблеме. Они говорили о перекосах в обучении. О том, что при одновременном изучении двух равных языков у ребенка в голове возникает каша… Но через минуту разговор скатывался к «борьба-бойцы-враги».

И скоро в этой истории я почувствовал перебор.

НЕТ В ТАТАРСКОМ СЛОВА «ДОБРОВОЛЬНО»

Жизнь всегда умнее - вдруг подумалось мне. Разговорился тут в Казани с одним узбеком-официантом. Говорит: слава Аллаху, что в школе учил татарский, здесь это часто выручает.

Одна из лидеров родительского сообщества, мама восьмиклассника Екатерина Беляева, улыбается. Дескать, ну да - для вас, москвича, может, и перебор. Вам бы с вашими детьми сюда, в Казань…

Екатерина приехала в Татарстан 15 лет назад из Иркутска.

- Я сама хотела изучить местный язык, - вспоминает. - Мне была интересна татарская культура… Но все начало рушится, когда сын пошел в первый класс. Нам сказали: со второго класса татарский язык будет не три часа в неделю, как раньше, а пять. И русского станет меньше. Я удивилась: как же так?! Русский язык - главный предмет для поступления в вуз. А как же ЕГЭ? Испугалась. Ведь как получается: если в условной Твери школьнику за все время обучения дают 1500 часов русского и литературы, то в Татарстане из-за равного дележа с татарским - только 900 часов. Зашла на интернет-форумы - оказалось, таких недовольных, как я, много. Татары тоже возмущаются - им русский язык, как и нам, нужен для поступления в вузы… Написали открытое письмо Генпрокурору. Организовали митинг - пришли 200 человек, что для тихой Казани удивительно.

Сначала у «смутьянов» дела шли неплохо. Их представитель даже дошел до Конституционного суда России (хотя и безуспешно - судьи встали на сторону официальной Казани). В местном Минобре была создана рабочая группа по изучению проблемы, причем, по словам Беляевой, ее специалисты относились с сочувствием к «подпольщикам».

- Но скоро сотрудники министерства, которые поддерживали добровольность изучения татарского, просто пропали из ведомства. Мы их больше не видели, - рассказывает родительница. - И нас перестали замечать. И еще у меня впечатление, что здесь, в республике, не понимают значение слова «добровольно». Я даже попыталась найти это слово в татарском языке - нет такого слова…

И тут во мне снова заголосил мордвин…

Общество русской культуры Татарстана уже провело митинги в защиту русского языка в республике. Фото: Максим БОГОДВИД/РИА Новости

ПЛОХАЯ СУРРОГАТНАЯ МАТЬ

Впрочем, мои попытки заикнуться о великорусском шовинизме и упорном нежелании русских спасти чужие языки выглядели жалко.

(Один из восьмиклассников на мое ворчание об их исчезновении сказал просто: ну и фиг с ними. За что был, правда, застыжен матерью.)

- Вы повторяете то, что нам вдалбливают много лет, - рассмеялась Беляева. - Официальное объяснение обязательности уроков - русские должны понимать татар, и это сохранит их язык. Но, во-первых, после десяти лет учебы дети так и не знают татарского (плохие методики, нет языковой среды). Но самое главное, - Екатерина нерешительно взглянула на меня. - Хотите честно? Через эти уроки просто отмывают деньги. Например, 3,8 миллиарда рублей выделено для оснащения классов татарского языка и литературы учебниками и тетрадями. А так как я состою в общественной инициативной антикоррупционной группе, нам часто жалуются родители - их в школах просят купить тетради и учебники по татарскому. Но деньги на это уже выделены Москвой! И по отчетам учебники с тетрадями должны быть закуплены в школах! Причем, если такие недоразумения с другими учебниками - по химии, физике, - министерство идет на контакт, и мы проблему как-то решаем. Но как только речь заходит о татарском, никто даже разговаривать не хочет.

Глава Общества русской культуры Щеглов на прощание не удержался. Врезал. По-нашему, по-славянски.

- Русские - плохая суррогатная мать для национального языка. Хреновая! - отчеканил Щеглов. - Самое печальное, что мы, русские, 20 лет назад согласны были его учить… Помню, в начале 90-х ехал я в автобусе с одним татарином, у него аж рот в споре перекосился: дескать, русские - оккупанты. Я тоже ору - Ивана Грозного оправдываю. Потом поняли друг друга, помирились. «Ты не будешь против, что твои дети татарский учить будут?» - спрашивает. «Нет, - говорю, - пускай учат». Пожали друг другу руки. Разошлись. Я слово сдержал, а что толку? Учили мои дети, учили и ни черта все равно не знают. Просто незачем им это…

Уроков национального языка иногда так много, что родители начинают возмущаться...Фото: Наиля ГАЛИМОВА true_kpru

ПУГАЛО НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБИДЫ

Министр образования Татарстана не стал мне ничего объяснять. И понять его легко - если Москва продавит «языковую свободу», рухнет годами выстраиваемая система национального образования, а это тысячи учителей и сотни уже потраченных миллионов рублей…

Мне прислали сухое чиновничье письмо, из которого следовало:

а) в Татарстане все по закону;

б) русский язык не ущемлен, так как средний бал ЕГЭ по русскому в Татарстане вырос за 8 лет почти в полтора раза - с 54,5 до 72,5.

Что (если опять-таки верить «подполью») заслуга исключительно частных репетиторов и родительских кошельков.

Местные татарские националисты высказывались нервно.

- Если татарский сделают добровольным, это приведет к сегрегации, - заявил мне доктор исторических наук Дамир Исхаков. - Сразу возникнет вопрос: почему, когда русские дети отдыхают, татарские должны работать? Это расколет школу по этническому принципу!

- Москва сделала большую политическую ошибку, - предупредил он. - Зря она пошла в этом направлении. Хорошего выхода в этой истории нет.

Слова Исхакова мне напомнили разговор с директором одной из школ.

- Опасность отмены этих уроков в том, что даже те из башкир, татар, мордвы, марийцев, кто сам не знает ни слова на родном языке, вдруг почувствуют национальную обиду, - вздохнула она. - Вот чего я боюсь…

P.S. Сразу после моего отъезда из Казани замминистра образования и науки Татарстана Ильдар Мухаметов заявил, что в новом учебном году все школьники в республике пройдут тест-испытание на разговорную татарскую речь.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

«Чтобы не было отторжения»

Так до конца и не поняв, как решить этот иезуитский языковой вопрос, я на обратной дороге заехал в Мордовию…

И малая родина мне все объяснила.

Здесь, в Саранске, уроков эрзянского или мокшанского всего 2 часа в неделю, и раздражает это лишь эрзянского националиста Григория Мусалева. Мало. Он все жаждет последнего боя.

- Русский фашизм шагает по стране, - кричал он. - В тысячу раз Россия больше тратит на русификацию эрзянина, чем на его язык! Если поздороваться по-эрзянски - «шумбрат», только каждый сотый ответит тебе. Я знаю в Мордовии дай бог десять человек, которые знают язык хорошо. Сам уже не могу. Обрусевший я…

К тому времени я поговорил по телефону с министром образования Башкирии Гульназ Шафиковой, которая заметила, что это внутреннее дело школы и родителей - делать ли местный (в ее случае башкирский) язык обязательным предметом.

- Если школа хочет отказаться от башкирского, не нужно заставлять, нужно убеждать родителей, - вздохнула министр. - Все-таки хорошо знать культуру народов России, это делает нас духовно богаче.

Ее мордовский коллега Евгений Маркачев оказался еще либеральнее.

- Мордовский у нас необязательный, - сразу предупредил меня министр. - Оценки в аттестаты не идут. Домашние задания не задаем. Мы стараемся, чтобы язык дети полюбили. Мы не навязываем его, чтобы не было отторжения.

«Чтобы не было отторжения», - повторил я…

Возможно, в этих словах скрывался компромисс. Но я понимал и Мусалева.

- Два урока в неделю... - вздохнул он, когда мы с ним сидели как эрзянин с эрзянином. - Дело хорошее. Но знаешь, на что это похоже? Идет нищий - дай ему хлеба. Он, конечно, все равно умрет. Но хотя бы не перед тобой…

ВОПРОС ДНЯ

В каких пропорциях нужно изучать национальные языки в российских школах?

Виталий МИЛОНОВ, депутат Госдумы:

- 100% русского, а сверху - 20% национального. Школьники могут изучать его из уважения к нашей многонациональной культуре.

Анатолий ВАССЕРМАН, публицист:

- Знание языков развивает кругозор. Для жителей национальных республик это нужно хотя бы для чтения родной литературы. Я изучал и русский, и украинский в одесской школе.

Александр ПРОХАНОВ, писатель:

- Это должен решать народ в республиках - голосованием. И люди вместе с правительством сами определят нужные рамки для его изучения.

Герман СТЕРЛИГОВ, крестьянин:

- Мы вот шотландцы по роду, у моих детей природный язык - английский. Я их заставляю его изучать. Да, русским они владеют свободно, но и язык предков забывать нельзя.

Рустам ТАПАЕВ, глава Союза чеченской молодежи:

- 50 на 50. Родной язык нужен в программе - если его не изучать, он потеряется. Я в школе тоже не хотел его изучать, а сейчас понимаю, что это необходимо.

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист:

- 100% русского, а национальный язык - на факультативе. И там сами определяете объем. А русские школьники должны иметь возможность выбирать изучение дополнительно древнерусского языка.

Евгений ЯМБУРГ, заслуженный учитель РФ:

- Вот в Канаде четыре государственных языка - и ничего! Надо искать педагогические резервы, чтобы дети изучали язык межнационального общения - русский, но и не забывали своего.

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор ЦО «Царицыно» № 548, Москва:

- Я бы сделал основной минимум нацязыка для учащихся с 1-го по 9-й класс, час в неделю. А для желающих - углубленный вариант.

Владимир ВОРСОБИН true_kpru
Источник: www.murmansk.kp.ru
 Читайте также:

В Мурманской областной научной библиотеке состоится показ фильма «Инвентаризация Родины» голландского режиссера Бена ван Лисхаута

В рамках X международного фестиваля документальных фильмов и телевизионных программ «Северный характер» 23 ноября в 16.00 в Мурманской областной универсальной научной библиотеке (г. Мурманск, ул. С. Перовской, 21А, 3 этаж, конференц-зал) состоится показ фильма «Инвентариз..

Мурманская областная детско-юношеская библиотека подведет итоги XX Международного конкурса детской рукописной книги

23 ноября в 13.00 в областном Дворце культуры и народного творчества им. С.М. Кирова (г. Мурманск, ул. Пушкинская, 3) состоится Праздник юных писателей, на котором будут подведены итоги юбилейного XX Международного конкурса детской рукописной книги «Большой России малый уго..

Курс евро снизился на 69,5 копейки

Официальный курс евро к рублю, установленный ЦБ РФ на вторник, 21 ноября, снизился на 69,5 копейки и составил 69,67 рубля. Доллар также подешевел на 35,79 копейки до 59,27 рубля, следует из данных Банка России. Стоимость бивалютной корзины (0,55 доллара и 0,45 ев..

Во Дворце культуры и народного творчества им. С.М. Кирова подвели итоги образовательно-воспитательной акции «Детство - территория добра и порядка»

В областном Дворце культуры и народного творчества им. С.М. Кирова состоялся финал образовательно-воспитательной акции «Детство - территория добра и порядка». В оргкомитет конкурса поступило более 250 работ от школьников 7-17 лет, методистов, специалистов и педаг..

Работы по реконструкции лестницы в Никеле, ведущей к Печенгской ЦРБ, планируется завершить к концу ноября

На оперативном совещании, состоявшемся сегодня в правительстве Мурманской области, губернатор Марина Ковтун подняла вопрос завершения реконструкции лестницы в поселке Никель, ведущей к больничному городку Печенгской ЦРБ. Соответствующее поручение со сроком исполнения – 30 н..

Губернатор Марина Ковтун: Нам нужно приложить максимум усилий, чтобы Мурманская международная деловая неделя стала трибуной объединенных арктических регионов

Сегодняшнее оперативное совещание губернатор Марина Ковтун начала с обсуждения итогов VI Мурманской международной деловой недели, которая проходила в регионе 13-17 ноября. «Могу с уверенностью сказать, что неделя прошла успешно и мы добились тех результатов, на которые расс..

В Мурманской области состоялся слет юных инспекторов движения

В соответствии с планом работы Министерства образования и науки Мурманской области 17 ноября 2017 года на базе ГОБОУ Минькинская КШИ при участии Министерства транспорта и дорожного хозяйства Мурманской области, Управления государственной инспекции безопасности дорожного дви..

Благотворительная акция «Спаси ребенка» продолжается

Фото: https://vk.com/murmangovМУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ. На базе специализированного Дома ребенка в Мурманске состоялось очередное заседание общественного наблюдательного совета областной благотворительной акции «Спаси ребенка». Здесь живут и проходят лечение дети раннего возраста, в..

Мнение редакции интернет сайта riasv.ru никогда не совпадает с мнением, высказанным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города
Copyright © 2014-2017 riasv.ru - региональное информационное агентство